Записи за месяц: Август
19:00 

Монахиня

Daughter of Lordaeron
Небо раскалывалось от бесчисленных молний на миллионы осколков, готовое вот-вот осыпаться на землю подобно разбитому зеркалу.
Среди руин, что когда-то были обителью монахов, приютом для отчаявшихся душ, стремящихся обрести спокойствие, показалась фигура. Не было похоже, будто она что-то здесь искала. Скорее, осматривалась, словно наслаждаясь увиденным.
Очертания напоминали одну из тех, кто однажды покинул Аргус, назвавшись дренеями. Это было единственным сходством.
Алая шелковистая кожа мерцала под вспышками молний. Голову украшали массивные потрескавшиеся рога. Глаза же пылали изумрудным пламенем, которым Легион выжег немало миров.
Дренейка опустилась на колени среди развалин и прикрыла глаза. Из-под ресниц пробивалось ядовито-зелёное свечение.
Перебирая воспоминания подобно тому, как перебирают чётки, она внимательно изучала каждое. Губы женщины сложились в презрительную усмешку.
Вот она совсем ещё ребёнок, только-только попавший в храм. Всё в диковинку. Непривычно. Страшно.
А вот она прощается со своими наставниками и покидает обитель. Птенец порхнул в жизнь за порогом, не зная, что крылышки скоро обрежут.
Было много боли, много слёз. Некоторые моменты хотелось искоренить из памяти. Падая, она вновь чудом находила в себе силы подняться.
Последняя битва за храм...
Дренейка легким движением утёрла слезу, предательски скатившуюся по щеке.
Она не виновата в гибели своих собратьев. Нет. Но изнутри её раздирали противоречия. Мучимая мыслями о том, что осталась единственной выжившей, новоявленная дочь Легиона испытывала непонятное облегчение. Оковы прежней жизни рухнули.
Изумрудный огонь, бьющийся в её взгляде, выжег всё. Дочиста. Она видела исцеление в очищении огнём.
Распахнув глаза, дренейка подняла с земли горсть пепла, плотно покрывшего руины.
Она исцелилась. Исцелилась навсегда.
Устремив взгляд в небо, она рассмеялась словно безумная. Отголоски смеха растворились в раскатах грома.
Надвигалась страшная буря.

15:13 

Таинственная богиня

Daughter of Lordaeron
- Подойди сюда, дитя.
Источником нежного женского голоса был шар ослепительного белого света. Сияние было настолько ярким, что Орфхлэйт пришлось прикрыть глаза ладонью. Постепенно его мощь сошла на нет, и эльфийка отняла руку от лица.
Перед ней стояла невероятной красоты женщина в простых белых одеждах. Её длинные локоны обрамляли прекрасное лицо и струились белоснежным водопадом до самого пола. Взгляд лучился светом и всей любовью этого мира.
- Кто вы? – тихо спросила эльфийка.
Женщина улыбнулась и произнесла:
- Подойди поближе, дочь моя.
Тут Орфхлэйт осенила внезапная догадка:
- Элуна…- она резко упала на колени. – Прости меня, великая мать…
Та подошла к Орфхлэйт и подняла её.
- Ты не должна извиняться. Ты ни в чём передо мной не виновата. Ведь ты, - она ласково коснулась лица жрицы ладонью, - одна из самых любимых моих дочерей. Иначе стала бы я являться тебе? – мягкая улыбка озарила лицо богини.
Орфхлэйт смущённо взглянула на неё. Мать Луна продолжила:
- У меня есть к тебе особенная просьба.
- Внимаю.
- Дело в том, что я почувствовала, что в некоторых моих святилищах пробуждается сила. Сила, которую я не ощущала до сих пор. И пока что я не могу понять, что она несёт – Свет или Тьму. Но мне известно, что у неё уже есть последователи. Они называют эту силу богиней Сэалаавен. Я послала видения верховным жрицам всех своих святилищ. Те в свою очередь разошлют вести другим орденам. Я бы хотела, чтобы ты овладела Тьмой.
Орфхлэйт изумлённо взглянула на богиню.
- Я? Ведь почти всегда я лечила, использовала боевые заклинания только в случае крайней необходимости…
- Именно. Но здесь неизвестно, с чем тебе придётся столкнуться. Я бы хотела, чтобы ты могла дать достойный отпор в случае опасности. Звёзды сказали, что судьба поведёт тебя по пути, на котором ты встретишь Сэалаавен. А чем это закончится – неизвестно. Даже богам не дано знать всего, дитя, - Элуна по-матерински обняла девушку. – Моим даром тебе будет особый амулет, он поможет тебе не сойти с ума от соприкосновения с Тьмой.
С этими словами она велела жрице снять платье. Та послушалась. Богиня начала водить пальцем по коже эльфийки, оставляя витиеватые серебристые следы.
- Теперь ты сможешь сдерживать Тьму, дитя. Я верю в тебя.
С этими словами она поцеловала Орфхлэйт в лоб и растворилась в серебристом сиянии.
…Орфхлэйт резко распахнула глаза. Лёжа в постели, она пыталась осознать свой сон. Вдруг она почувствовала лёгкое покалывание во всём теле. Аккуратно встав с кровати, она подошла к зеркалу. Всё её тело покрывали серебристые татуировки. Тихонько собравшись, чтобы не разбудить мужа и сына, она поспешила в собор.
Всё было ровно так, как и говорила ей Элуна. Вести получили все ордена. Выслушав всю известную информацию, Орфхлэйт направилась в Старый город, где обычно проходили тренировки гильдии. Она прошла во внутренний двор и громко позвала:
- Валдэйн!
С ближайшего дерева изящно спрыгнул эльф, подошёл к ней и обнял.
- Здравствуй, сестрёнка. Как ты? Что привело тебя сюда в такую рань?
Орфхлэйт обняла Валдэйна в ответ.
- Мне нужна твоя помощь.
- С чем?
- Видишь ли, с некоторых пор я обзавелась татуировками, которые нужно бы прикрыть, - с этими словами эльфийка приподняла платье, кокетливо выставив ножку, покрытую узорами.
- Так, давай без наготы, милая, - Валдэйн рассмеялся. – Я могу тебе помочь. Давай сюда свой браслет.
Эльфийка отдала магу необходимую вещь, он что-то пошептал над ней и протянул обратно.
- Держи, на нём маскировочные чары. Если снимешь – все твои отметины проявятся. Кстати, откуда они у тебя? – эльф нахмурился.
Спасибо, братик, - Орфхлэйт чмокнула его в щёку и прошептала на ухо – это дар Богини. И в силу определённых обстоятельств я должна его скрыть.
- Рад был помочь. Да хранит тебя Элуна. До свидания. И удачи.
- До скорой встречи! – с этими словами эльфийка развернулась и решительным шагом пошла прочь, как вдруг её окликнули:
- Орфхлэйт!
Она обернулась и расплылась в улыбке. Это был её обожаемый капитан.
- Здравствуй, Алекс! Не ожидала увидеть тебя здесь в столь ранний час. Что ты здесь делаешь?
Тот усмехнулся:
- Не спится что-то. А вот что ты тут делаешь, девочка моя?
- Мне нужна была небольшая помощь Валдэйна. Дело в том, что мне придётся вас покинуть. Во сне мне явилась Элуна, а утром я получила новости из собора. Необходима моя помощь сёстрам. Надеюсь, ты поймёшь меня и простишь мне скорый отъезд.
Капитан обнял жрицу.
- Конечно. Надеюсь, с тобой всё будет хорошо, и наши пути ещё пересекутся.
Орфхлэйт прижалась к нему.
- Я тоже на это надеюсь, Алекс.
- Да хранит тебя Свет, девочка. До скорого.
- До скорого. Да осветит ваш путь Элуна, - проговорила она и побежала домой.
Оказавшись дома, Орфхлэйт присела на край кровати и стала обдумывать дальнейший план действий. Погружённая в раздумья, она не заметила, как проснулся Грегор. Его объятия заставили её легко вздрогнуть от неожиданности, а затем улыбнуться.
- Доброе утро, - она обхватила его руки и прикрыла глаза.
- Доброе ли. Что омрачило твой светлый взор в столь ранний час?
Орфхлэйт едва нашла силы на ответ мужу:
- Мне нужно будет отбыть на Калимдор на неопределённое время.
Это чувство изматывало её. Ведь совершенно недавно она вновь вернулась в семью, к любимому Грегору и малышу Бриару. И снова обстоятельства вынуждали её покинуть их вновь.
Грегор помрачнел.
- Ну, раз так нужно... Мы справимся без тебя, не переживай. Но будем очень ждать тебя, - тень улыбки легла на его лицо, и он обнял жену ещё крепче.
Эльфийка поцеловала мужа. Тепло от этого разлилось по всему телу, сердце затрепетало как мотылёк рядом с пламенем. И так было каждый раз, когда она находилась рядом с Грегором. Обретя его любовь в очень трудное время, она безумно ценила его и боялась потерять.
Он помог собрать ей в дорогу всё самое необходимое. Надев дорожный костюм, она повесила на шею медальон с их портретами. До пристани Грегор провожал её с Бриаром на руках. Поцеловав на прощание своих любимых мужа и сына, эльфийка взбежала на корабль до родного Дарнаса, украдкой смахивая слёзы.
Совершенно измотанная путешествием, Орфхлэйт опустилась в траву перед храмом Элуны. Немного переведя дух, она поднялась и направилась ко входу. Сёстры встречали её с радушием и ласковыми улыбками.
Она подошла к одной из старшей жриц.
- Могу я поговорить с Тирандой?
- Думаю, верховная жрица с радостью примет тебя. Сейчас узнаю.
- Хорошо, скажи ей, что дело очень важное.
Жрица заторопилась и побежала наверх. Вскоре она вернулась с ответом от Тиранды, что та готова сию минуту принять Орфхлэйт. Девушка горячо благодарила сестру, пока она провожала Орфхлэйт в покои Верховной жрицы. Оказавшись у порога, женщины раскланялись, и настоятельница быстро пошла прочь. Орфхлэйт робко постучала.
- Входи, сестра, - раздался мелодичный голос.
Орфхлэйт прошла в покои и сделала низкий поклон.
- Верховная жрица… - залепетала она.
- Не нужно, - с этими словами Тиранда подошла к ней и легонько подняла её голову за подбородок. – Присядь, - приглашающим жестом она показала на кушетку, обитую переливающимся фиолетовым бархатом.
Орфхлэйт была безумно смущена, но приняла предложение и села. Тиранда опустилась рядом с ней. Она поражала своей красотой, всё в ней было прекрасно и гармонично. Глаза под длинными ресницами светились мягкостью и лаской. Нежная сиреневая кожа мерцала словно шёлк, длинные волосы оттенка морской волны были собраны в красивую высокую причёску. Одета она была в такое же белое платье, которое носили все жрицы храма, только его украшали многочисленные серебряные украшения с селенитами и изумрудами. Орфхлэйт чувствовала себя маленькой девочкой, которая увидела сказочную принцессу. Заметив её восторженный взгляд на себе, верховная жрица улыбнулась. Затем она спросила:
- Что за срочное и важное дело привело тебя ко мне?
Орфхлэйт рассказала ей о своём сне. О новоявленной богине, о том, что Элуна опасается того, что может нести в себе эта сила. Рассказала и о просьбе матери Луны. Тиранда задумчиво слушала её.
- А ещё она одарила меня.
- Каким образом?
Орфхлэйт сняла маскировочный браслет и скинула плащ. Её тело начали оплетать серебристые татуировки. Руки, которые не были прикрыты одеждой, сияли от узоров, Орфхлэйт приподняла юбку, дабы продемонстрировать то, что рисунки проступили и на ногах.
- Но, что это? И зачем? – Тиранда была растеряна, она ниразу не сталкивалась с подобным.
- Элуна сказала, что это защита. Защита от вреда, который может нанести моему разуму неизвестное божество.
Тиранда вздохнула.
- Богиня хранит тебя, видимо, ты воистину одна из любимых её дочерей, - верховная жрица усмехнулась. - Надеюсь, у тебя всё получится, Орфхлэйт Опалённый Лепесток. Да благословит тебя Элуна. Да осияют звёзды твою дорогу сквозь тени этого мира. Я буду молиться за тебя, сестра. Пойдём со мной, - с этими словами Тиранда отвела её в библиотеку Храма. Проведя Орфхлэйт в самый далёкий зал, она открыла стоящий там сундук.
- Здесь хранится книга о том, как суметь подчинить магию Света не только для исцеления, но и для боя. Думаю, она тебе пригодится.
Орфхлэйт поблагодарила Тиранду за столь щедрый дар. Та обняла жрицу на прощание и покинула её, оставив в библиотеке, изучать фолиант.
Вечером, стоя под потоками холодной воды в купальнях Храма, Орфхлэйт решила снять браслет. На коже, подобной розовому лепестку, проступили серебристые рисунки, которые мерцали под кристальными каплями. Эльфийка завороженно разглядывала их, любовалась каждым поворотом узора.
После этого она направилась в келью. Вскоре она уснула. Снова круговорот из обрывков снов, воспоминаний. И голос. Голос повторял раз за разом - «Пустоши». Одно лишь это слово. Голос становился всё настойчивее, серебряным перезвоном ударял по потоку мыслей, вклиниваясь острым кинжалом.
Орфхлэйт проснулась после рассвета, быстро собралась, перекинула сумку через плечо и укуталась в плащ. Выбежав из Храма, она быстрым шагом направилась к распорядительнице полётов. Отдав ей несколько золотых, она оседлала гиппогрифа и направилась к Пустошам, которые звали её этой ночью.
Оставив гиппогрифа в одном из немногочисленных поселений, она направилась прочь от него. Остановившись посреди дороги, она закрыла глаза и прислушалась к своей интуиции и выбрала направление.
Солнце уже склонялось к горизонту, а дорога всё вела и вела жрицу, оставляя всё больше пыли на её сапогах. Внезапно она поняла, что теряет контроль над собой и ноги сами несут её вперёд. В глазах вдруг стало темно, конечности начало покалывать невидимыми иголками. Эльфийка рухнула в траву.
Темнота звала её, прокручивала перед ней калейдоскоп из различных лиц и образов. Но один повторялся чаще всех. Прекрасная женщина тянула к ней руку, но тут же убирала, словно обжёгшись. После чего она подняла на Орфхлэйт глаза, полные Бездной, и растворилась.
Сквозь мрак Орфхлэйт ощутила ледяную руку на своей груди. Медальон! Это вырвало жрицу из непроглядных сумерек. Она распахнула глаза и увидела, что над ней склонилась беловолосая эльфийка, приготовившаяся срезать украшение с её шеи. Орфхлэйт схватила её за руку. Та явно не ожидала такого поворота событий и резко отпрянула прочь, закричав:
- Телана’ра, она очнулась!
Орфхлэйт попыталась подняться, но тщетно. Голова кружилась, ноги не слушались. Кое-как она оперлась на каменную стену позади неё. Когда ушла лёгкая рябь, мешавшая видеть, эльфийка решила осмотреться. Это было что-то наподобие террасы, посреди которой возвышалась белоснежная, мерцающая в темноте статуя. Орфхлэйт пригляделась. Изваяние Элуны. В мыслях она поблагодарила звёзды, которые начертали ей этот путь. Тут она заметила, что к ней приблизился белоснежный силуэт. То была эльфийка в платье цвета снега в Зимних Ключах. Белые волосы были забраны назад, а часть их свободно ниспадала на плечи. Но это была не та девушка, которая пыталась стащить медальон. Та сидела в тени статуи и периодически злобно поблёскивала глазами в сторону Орфхлэйт, попутно пытаясь сдуть свои короткостриженые волосы с лица. Внезапно со жрицей заговорила эльфийка в платье:
- Рада, что ты очнулась, дорогая, - незнакомка приветливо улыбнулась.
- Спасибо за заботу обо мне, крайне признательна Вам и Вашим спутникам, - еле слышно проговорила Орфхлэйт.
- Клэр, будь так любезна, принеси нашей гостье воды.
Коротковолосая что-то прошипела, но принесла флягу с водой. Орфхлэйт кивком головы поблагодарила её и сделала глоток. Вода вернула ей силы и способность говорить.
- Кто вы и что вы здесь делаете, да ещё и в такое время? – произнесла она уже более окрепшим голосом.
- Меня зовут Телана’ра Сумеречная Луна, а это Клэр, - эльфийка указала в сторону короткостриженой. – С нами есть ещё эльфы, но они прибудут немного позже. Позволь узнать твоё имя.
- Меня зовут Леандра Звёздное Пламя, - мгновенно соврала Орфхлэйт. – Рада узнать имена своих спасителей.
Телана’ра усмехнулась. Орфхлэйт продолжила:
- Могу я узнать, как наши пути встретились?
- О, конечно. Мы с Клэр сидели здесь, наблюдая закат и поджидая остальной отряд, как вдруг полыхнула вспышка золотистого света. Волна прошла и по нам, исцеляя наши истерзанные местными колючками тела, а на душе стало невероятно спокойно и тепло. Вскоре свет рассеялся, но я заприметила золотистые сполохи в кустах неподалёку. Подойдя туда, я обнаружила тебя без сознания. Посчитав, что нельзя тебя оставлять там, мы с Клэр оттащили тебя сюда. Ты отмечена знаком Богини, - благоговейно произнесла Телана’ра.
- Богини? Элуны? – спросила Орфхлэйт.
- Нет, - эльфийка в платье улыбнулась. – Я говорю о Сэалаавен.
Сердце Орфхлэйт забилось чаще. Судьба сама привела её к цели. Ей хотелось танцевать и кричать от радости, но она задушила эти порывы в себе и сделала вид, что впервые слышит о таком божестве.
- О ком?
- Сэалаавен. Мы поклоняемся ей. Здесь наш алтарь.
- Но это же одной из святилищ Элуны, - возразила Орфхлэйт.
- Нет. Именно здесь я впервые услышала её голос. Она показала мне, что это именно её алтарь.
Орфхлэйт завороженно слушала жрицы новоявленной богини. Было ясно, что эта сила не так уж и проста и, похоже, очень велика.
- И что же рассказала тебе твоя богиня? – Орфхлэйт взглянула на Телана’ру.
- Богиня говорит нам о Балансе. О том, что не стоит делить мир на добро и зло, Тьму и Свет, чёрное и белое. Всё сосуществует лишь в гармонии с противоположным элементом, - Телана’ра выжидающе взглянула на Орфхлэйт. – В тебе таится большая сила, Леандра. Готова ли ты внять зову Богини и следовать её воле?
- Готова, - выдохнула Орфхлэйт.

15:05 

Край света.

Daughter of Lordaeron
...Ледяной ад кончился. Стихли последние вопли нежити, слова ныне поверженного Артеса Менетила стали лишь отголосками в холодном зале. Можно покинуть это проклятое место...

- Знаешь, у меня есть идея…
- Какая?
- Ты никогда не хотела увидеть край света?
- Что ты имеешь ввиду?
- Я не буду ничего объяснять. Просто покажу.
Эти двое были товарищами по детским играм. Повзрослев, они выбрали разные пути. Девушка стала жрицей, юноша - следопытом. Спустя многие годы молодые люди вновь встретились. Только на этот раз они стали напарниками.

Она призвала свою белоснежную грифоницу по кличке Гвендолин, ласково потрепала её по перьям, затем оседлала. Метелью она взмыла ввысь за золотистым грифоном охотника. Высота опьяняла, хотелось кричать от счастья. Они неслись над седым Нордсколом словно ветер. Обняв Гвендолин за шею, жрица шептала ей на ухо ласковые слова. И тут её вдруг осенило: «Мы же в Нордсколе… Край света…Это же… Ревущий фьорд!». Закатившись радостным смехом, она пришпорила свою грифоницу, чтобы догнать мчавшегося золотистой молнией товарища:
- Мы же летим к Ревущему фьорду, я права?
- Более чем, жрица, - он подмигнул.
- Как здорово! Всю жизнь мечтала об этом, - сделав пируэт, словно заправская наездница, целительница расхохоталась.

Вот уже показались горные гряды, дремлющие в древних туманах. Сердце начинало биться всё чаще, губы сами собой растягивались в неимоверно довольной улыбке. Близко, совсем близко…
Они приземлились на одном из обрывов над фьордом. Сердца замирали в трепете, лишь почуяв какую-то неведомую силу этого места. Она наполняла их изнутри. Солёная морская вода неистово билась о скалы в каком-то, неведомом никому, ритме. Это было истинной музыкой фьорда. Ветер стонал над их головами, словно раненый зверь. Жрица и следопыт не чувствовали его обжигающего прикосновения на лицах. Они стояли, взявшись за руки, и наслаждались тем, что их окружало.
- Это и есть край света, целительница, - прошептал охотник, кутаясь в свой плащ.
Ответом ему были горящие от восхищения глаза.

@музыка: World of Warcraft - Howling Fjord

18:36 

Daughter of Lordaeron
Воздух над Ясеневым лесом вспорол крик, полный боли.
Амаё Тень Луны вернулся домой. Увиденное повергло его в глубочайший шок.
Лисантия Тень Луны, его жена, лежала на полу в луже собственной крови с перерезанным горлом.
На негнущихся ногах эльф прошёл чуть дальше в дом. Обе колыбели с недавно родившимися близнецами были пусты.
Амаё опустился рядом с телом жены. Бледная и прекрасная, остекленевшими глазами она смотрела в потолок. Амаё опустил Лисантии веки и прижал мёртвую жену к себе. Его сотрясали рыдания, рвавшиеся изнутри.
- Где же я так согрешил?.. Лисантия, Дарэйнал, Шандиль... Простите меня...
Две большие птицы улетали прочь друг от друга, каждая из них несла по корзине в мощных лапах.

***
- Ты снова не угадала. Пей.
Амаё зашёл в комнату, в которой они остановились. Шондра, сидящая на кровати, делала очередной глоток вина из бутылки. Рядом с ней сидел ухмыляющийся Дайрэл, на его раскрытой ладони что-то поблёскивало.
- Чем вы опять заняты, балбесы?
- Нам стало скучно, мы решили поиграть, - эльфийка покачнулась и опустила голову на плечо рядом сидящего Дайрэла.
- И в чём же суть этой игры? Кто быстрее напьётся? - Амаё скептически хмыкнул.
- Ну да... - Шондра смущённо кивнула.
Амаё закатил глаза. Дайрэл откинулся назад и громко рассмеялся. Придя в себя, он поспешил объяснить:
- Так вышло, что у нас есть две подвески. Моя сделана из селенита в виде месяца. А её - круглая, словно полная луна, из какого-то чёрного камня с белыми разводами. Водящий берёт одну из подвесок в руку, а второй пытается угадать, месяц это или луна. Если ошибся - нужно выпить. В общем, когда мы начинаем изнывать от скуки, то пьём по такой системе, - Дайрэл развёл руками.
- А могу я посмотреть на ваши побрякушки? Больно интересно ты их описал.
- Конечно, - Дайрэл протянул оба кулона Амаё.
Тот застыл, словно громом поражённый. Выемка на кулоне Шондры полностью повторяла размер и форму того, что был у Дайрэла. Подобные кулоны Лисантия заказывала дарнасскому кузнецу незадолго до рождения малышей.
- Откуда они у вас? - выдохнул он.
- Она была у меня с самого детства, - Дайрэл пожал плечами.
- А мне мою отдал дядя, когда я повзрослела, - сонно произнесла Шондра.
Амаё стоял, ошеломлённо переводя взгляд с одного на другого.
- Что-то не так? - поспешил осведомиться Дайрэл.
- Нет-нет, всё в порядке. Просто несколько удивлён, что у вас так совпало.
- Да мы сами были удивлены и позабавлены таким стечением обстоятельств. Ой, смотри, уснула... - Дайрэл кивнул на Шондру, которая задремала на его плече.
- Уложи её спать. Да и самому бы тебе не мешало вздремнуть. А мне нужно идти.
Дайрэл бережно положил эльфийку на кровать, прикрыв одеялом.
- Удачи тебе, Амаё.
Тот молча поклонился и исчез в тенях.

***

Амаё вышел из таверны. Опустившись на скамейку неподалёку, он стал осматривать оба украшения, которые под шумок оставил у себя. Внезапно взгляд его зацепился за букву, выгравированную на луне. Первая буква имени Шондры. Его бросило в холодный пот. Он судорожно начал искать букву на втором кулоне. Поиски увенчались успехом. Какое-то время он просидел неподвижно, думая об этом всём.
- Быть того не может... Неужто их даже назвать догадались по тем буквам? Дарэйнал - Дайрэл. Шандиль - Шондра... Быть того не может...
С этими словами он резко поднялся и побежал в сторону порталов в столицы. Набрав в грудь воздуха, Амаё шагнул в портал, что вёл в Дарнас.

***

Ночь окутала спящий Дарнас тёмным покрывалом. Было тихо настолько, что отчётливо слышался каждый шорох. Внезапно тишину нарушил глухой стук. В дверь одного из домов квартала ремесленников со всей силой колотил беловолосый мужчина. Изнутри послышался ворчливый заспанный голос:
- Кто там в такое время?
- Скажите, здесь кузнец проживает? - дрожащим голосом спросил Амаё.
- Он самый. Что нужно?
- Я понимаю, что вломился очень поздно. Но не могли бы вы посмотреть одну вещь? Умоляю...
Дверь со скрипом растворилась, на пороге стоял заспанный эльф.
- Что у тебя там?
Амаё протянул ему обе подвески. Глаза кузнеца широко распахнулись.
- Так это же я делал... Помню, как получил заказ на эти вещицы. Пришла ко мне беременная женщина, говорит, жду близнецов, придумала для них парное украшение. И улыбается. Светилась от счастья, - эльф с улыбкой стал вспоминать.
Амаё грустно опустил взгляд. Он и сам вспомнил всё. Слишком хорошо. Сколько лет уже прошло, а улыбка Лисантии была как нож по сердцу. Вспомнил улыбку, как она ждала малышей, как долго придумывала украшение согласно фамилии рода - Тень Луны. Он посмотрел на кузнеца взглядом, в котором страдание мешалось с благодарностью.
- Спасибо, мастер, - Амаё поклонился.
Кузнец удивлённо посмотрел на него.
- Было бы за что благодарить... А у тебя эти украшения откуда?
- Я отец этих детей... - с этими словами он пошагал прочь.
Отойдя подальше от жилого квартала, эльф потёр камень телепортации.

***

Вернувшись в Даларан, Амаё ощутил, как сильно его измотали переходы по порталам. Пока он брёл до таверны, погружённый в свои мысли, рассвет окрасил даларанскую брусчатку в розовый. Открыв дверь в комнату, он увидел мирно спящих Дайрэла и Шондру. Брат уснул подле сестры, обнимая её. Отцовское сердце преисполнилось нежности от увиденного. Он устроился рядом, обняв обоих и вскоре уснул.
Над Далараном занимался новый день.

Buried beneath

главная